Уважаемые посетители Официального информационного портала Республики Саха (Якутия)!


Для просмотра актуальной информации, размещаемой органами власти Республики Саха (Якутия), используйте
обновленную версию Официального информационного портала Республики Саха (Якутия)

Согласно п.2 вопроса 3 Протокола совещания Председателя Правительства РС (Я) Чекина Е.А. с главами МО и ГО РС (Я) № Пр-22-П1 от 22 марта 2017 года доступ к административной части старой версии официального информационного портала Республики Саха (Якутия) http://old.sakha.gov.ru закрыт

Уважаемые администраторы сайтов ОМСУ! Создание сайтов на обновленном портале sakha.gov.ru происходит на безвозмездной основе в соответствии с Постановлением Правительства РС(Я) №201 от 14.05.11в порядке описанном в разделе Официальный информационный портал


Техподдержка Портала.
История развития угольной промышленности в Республики Саха (Якутия)

 

        О том, что на территории Якутии есть уголь, известно давно. Историк Малявкин в своем обзоре пишет, что «...в 1725 году капитан Беринг, встретив уголь у Нижне-Кангаласского камня, применял его в качестве топлива для ковки якорей. В 1848 году путешест­венник Миндендорф также встречал угли в Якутском районе. В 25—30-х го­дах геолог Иванов положил начало си­стематическому изучению угленоснос­ти Якутского района...».

        Интерес к углю как к топливу был вы­зван развитием пароходства по реке Лена. Уголь выгодно отличался от дро­вяного отопления экономичностью и го­раздо большей энергетичностью. По­этому «Якпар» начал «пробивать» вопрос о промышленной угледобыче в Якутии. Так весной 1927 года была об­разована Якутская горно-техническая контора при управлении Якутского гор­ного округа, которая имела своей целью положить начало геологоразведочным и научно-исследовательским работам. В 1925 году геолог Иванов составил первое подробное описание Сангарского месторождения. В 1926—27-м годах студенты Московской горной ака­демии Софронов и Кузнецов продолжи­ли работу по выявлению промышленных запасов и уточнению геологического месторождения. А уже в 1928 году тех­ник Некипелов провел промышленную разведку и его партия сделала пробный забой, положив начало знаменитой шахте «Сангарская».

         Эта шахта была пионером в угледо­бывающей промышленности респуб­лики. Ее эксплуатация началась в 1928 году. Разработка Сангарского место­рождения позволила создать топлив­ную базу для речного пароходства и удовлетворить потребности в мине­ральном сырье предприятий и населе­ния г. Якутска.

         Неоценимый вклад в ее развитие с самого начала сделали студенты Московской горной академии Софро-нов и Кузнецов. Благодаря их скрупу­лезной работе и последующему по­дробнейшему описанию перспектив Сангарского месторождения в респуб­лике началась угледобыча.

          25 декабря 1928 года из Якутска по санной дороге в направлении Сангарского месторождения выехала первая бригада рабочих во главе с Иосифом Петровичем Смеховым, который прика­зом Якутской горно-технической конто­ры был назначен смотрителем Сангарской каменноугольной копи. В помощь ему представили десятника Леонида  Га­вриловича Поликарпова, кладовщика Константина Борисовича Погребинско-го и 26 рабочих. С их отъездом в Якут­ской горно-технической конторе было заведено «Дело №11» — фактическая летопись истории шахты «Сангарская». 8 января 1929 года в 17 часов  пио­неры прибыли на место. Встретили их заснеженная целина, нетронутая тайга и пронизывающий ветер. Мороз в тот год доходил до -50 градусов. Постави­ли палатки и первым делом стали обустраивать быт. Сразу же принялись за строительство жилого барака. Сначала заготовили лес, и уже через две неде­ли был сдан первый барак размером 4x5 сажен. К весне «выросли» контора, баня, хлебопекарня, амбар, динамит­ный и продуктовый склады. Рабочие бригады разделились: одни работали на обустройстве быта, другие на раз­работке штольни.

          Жуткий холод, плохое питание сде­лали свое дело. Среди рабочих то и де­ло вспыхивали стычки, доходило даже до откровенного саботажа. Трудности объяснялись еще и тем, что на каменно­угольные копи набирали кого попало. Из первой группы рабочих несколько человек сразу попали в поле зрения уго­ловного розыска. Некий Борис Родин убил в Алдане жену и, чтобы скрыться от правосудия, записался добровольцем на Сангарские угольные копи. Админи­страции угольной копи было довольно трудно справляться с таким континген­том. 29 января 1929 года областной со­вет профсоюзов ЯАССР выступил с об­ращением к сангарским рабочим, в котором призвал их к сознательности и дисциплине. «Вам доверено большое дело, — говорилось в обращении, — отвашего труда и человеческого отноше­ния зависит развитие угледобывающей промышленности в республике...».

          «Масла в огонь» подливала и газета «Автономная Якутия», где время от вре­мени появлялись «кусачие» статьи по поводу крайне медленного освоения Сангарской копи. Нарком торговли и промышленности ЯАССР дал разъяс­нение в газете о том, что до апреля 1929 года еще рано говорить о добыче угля, лишь с завершением строительст­ва социальных и жилых объектов на Сангарах пойдет на-гора уголь.

            Между тем добытый геологической партией Иванова пробный уголь было решено испытать, что называется, в де­ле. Якутское пароходство купило сангарский уголь для пароходов «Колыма» и «Лена». В процессе его использования был составлен подробный отчет и ана­лиз технических и физических данных уг­ля. Вывод оказался судьбоносным — сангарский уголь по всем параметрам удовлетворял запросы пароходства.

             В августе 1929 года на Сангарские копи был направлен новый управляю­щий М.Дунаевский. Прибыв 10 августа на место, он ужаснулся беспорядку и полной бесконтрольности, царящейна копи. В своем первом письме в Якут­скую горно-техническую контору он пи­шет: «Положение копи критическое, нет динамита и даже самого простого  обо­рудования, в среде рабочих обстановка накаленная, некоторые не только ни ра­зу не видели шахты и штольни, но и во­обще без специальностей, к тому же очень много больных. В таких условиях, я полагаю, невозможно выполнение на­меченного плана добычи».

             Не дожидаясь помощи со стороны высшего руководства, Дунаевский начи­нает устанавливать на копи свои поряд­ки. Приказом он запретил азартные иг­ры в карты, вплоть до привлечения к ответственности через Якутский отдел ЧК, ввел жесткие требования к санитар­ному состоянию штолен и бытовых по­мещений, установил строгий учет мате­риальных ценностей. Он ввел двухсменный режим работы, что было удобно рабочим и позволило резко по­высить объем добычи. Его супруга Ма­рия Матвеевна открыла в Сангарах пер­вую амбулаторию.

              К осени число рабочих на Сангарской копи увеличилось уже до 137 чело­век, а численность всего поселка Сангары доросла до 200 человек. В октябре1929 года шахта «Сангарская» выдала на-гора план — 250 тысяч пудов, или 4,1 тонны угля.

             С 1928 по 1942 годы добыча угля велась на одной шахте, где применял­ся в основном ручной труд. Из-за это­го годовая добыча шахты была незна­чительной — всего 1600 тонн. Однако прогресс не стоял на месте. Власти по­нимали значение шахты для республи­ки и поэтому стремились максимально усовершенствовать угледобычу и об­легчить условия труда шахтеров. К 1932 году кирку и лопату начали за­менять отбойные молотки, а тачки — вагонетки и транспортерные ленты. Это дало результат — к концу первой пятилетки годовая добыча угля на шах­те возросла в 5 раз.

              В 40-е годы на Сангарском место­рождении вновь были проведены де­тальные геологические исследования, на основании которых утверждены име­ющиеся запасы. Результаты показали, что месторождение здесь рудное, а значит, есть возможность строить и от­крывать новые шахты. К тому времени потребность в угле по республике рез­ко возросла — росли города, велось промышленное строительство.Введение в строй шахт №2 и 3 поз­волило значительно нарастить объемы добычи, и в начале сороковых Сангарский рудник давал уже на-гора 69,3 ты­сячи тонн «черного золота».

              В годы Великой Отечественной вой­ны введены были в действие еще три шахты. К Дню Победы в 1945 году Сангарский рудник довел годовой объем добычи до максимальной отметки — 135,4 тысячи тонн!

              Развитие угольной промышленности в Якутии шло дальше.

              В начале тридца­тых годов учитель Кодюсинской школы Сивцев написал письмо в Якутскую горно-техническую контору о том, что на берегах речки Кэн-Кэмэ в 50 километ­рах от Якутска встречается уголь. О том, что в этих местах возможны богатейшие залежи каменного угля, упоминалось еще  в  отчетах  Резцова  и  Труминав 1909—1910 годах. В 1916 году сведе­ния об этом месторождении подал еще и геолог Говоров.

              В конце 1930 года Якутская горно­техническая контора была реорганизо­вана в Якутский горно-промышленный трест. А в ноябре 1931 года геолог тре­ста Атласов отправился в командиров­ку в местечко Белях, о котором сообщил в своем письме учитель Сивцев. Несмо­тря на сильный мороз и большие снеж­ные заносы, ему удалось обнаружить уголь и сделать первую техническую разведку. К тому времени в Якутии был приобретен опыт освоения угольных ко­пей, и уже в 1933 году на Кангаласском месторождении было добыто 8726,6 тонны угля. В этом же году начал добы­чу разрез «Зырянский». В 1934-м выда­ла первую товарную продукцию шахта «Чульманская».  В   1941   году введен в строй рудник «Джебарики-Хая».

              В годы Великой Отечественной вой­ны якутские угольные копи работали со значительным перевыполнением пла­на. В 1946 году медалями «За доблест­ный труд в Великой Отечественной вой­не» на руднике «Джебарики-Хая» награждены были 14 человек, на разре­зе «Кангаласский» — 39 человек и на шахте «Сангарская» — 16 человек.

             В 1944 году приказом Совнаркома РСФСР организовано управление ме­стной топливной промышленности ЯАССР. В управление были переданы Джебарики-Хаинские и Кангаласские угольные шахты. План добычи в 1945 го­ду по УМТП установили 85 тысяч тонн уг­ля. Для обеспечения его выполненияСовнарком Якутии постановил произве­сти в течение декабря 1944 и января 1945 года мобилизацию неработающе­го населения наугольные копи в количе­стве 150 человек. С помощью прокура­туры и милиции в шахты было привлечено 100 человек из Якутска, по 50 человек из северных улусов рес­публики (Верхоянский, Усть-Янский), остальных набирали из близлежащих к копям сел. План добычи в 1945 году был перевыполнен на 11%.

            Послевоенные годы ознаменова­лись бурным развитием угледобычи в республике. В 1946 году на строитель­ство и реконструкцию шахт обком ВЛКСМ Якутии призвал больше тысячи комсомольцев со всех уголков респуб­лики. С хорошими показателями закон­чила 1946 год шахта «Джебарики-Хая». Сохранилась телеграмма директорарудника Булдакова Наркомместпрому РСФСР о досрочном выполнении плана и ожидаемом перевыполнении на 131%, в связи с чем якутские угольщи­ки ходатайствовали о получении знаме­ни и награды. А вообще, за два года по­слевоенной пятилетки местная топливная промышленность выполнила план по валовой продукции на 100,9 %, сверх плана добыто 11 959 тонн угля. К первому профессиональному празд­нику — Дню шахтера — в 1948 году к на­градам и медалям были представлены 12 рабочих шахт и рудников, входивших в состав управления местной топливной промышленности.

             В 1958 году предприятия, занимаю­щиеся угледобычей, объединил Якут­ский совнархоз, и одновременно они входили в состав различных ведомств, преимущественно олово-, золото- и алмазодобывающих предприятий. Однако мощности угленосных месторождений и объемы добычи требовали выделения угольной промышленности в самостоя­тельное ведомство со специализиро­ванным управлением, своей матери­ально-технической базой. 26 февраля 1966 года Министерство цветной ме­таллургии СССР направляет на угледо­бывающие предприятия треста «Якутзолото» специалистов из управления угольными шахтами Норильского горно-металлургического комбината Б. Г Анто­нова, И.П.Первенцева и В.К.Куренчани-на для ознакомления с положением дел. В своей докладной записке по ре­зультатам командировки они написали: «...Учитывая развитие угольной базы в Якутской АССР наличие пяти угольных предприятий в настоящее время и тех­нический уровень руководства со стороны вышестоящих органов, считаем крайне необходимым в целях улучшения технического и оперативного руковод­ства угольными предприятиями при уп­равлении Главзолото создать самостоя­тельный угольный трест «Якутуголь», предоставив ему полномочия в вопро­сах руководства шахтами и определе­нии технической политики на шахтах.

            Мы считаем, что это в значительной мере будет способствовать...выполне­нию планов по добыче угля и улучше­нию всех технико-экономических пока­зателей...»

            Выводы норильских специалистов были учтены и проанализированы Ми­нистерством угольной промышленности СССР, и в марте 1966 года свет увидел приказ о создании треста «Якутуголь».

           В его состав вошли: шахта «Сангарская», рудник «Джебарики-Хая», разрезы «Кангаласский» и «Зырянский», шах­та «Чульманская». В январе 1967 года в ведение треста «Якутуголь» вошла и шахта «Сого» треста «Арктикауголь».

           11 апреля 1966 года на заседание ТЭС Минуглепрома был приглашен за­меститель главного инженера по произ­водству угольной шахты Норильского горно-рудного комбината Игорь Петро­вич Первенцев, а в июне он уже возгла­вил трест «Якутуголь». Численность ра­ботников новоиспеченного треста была 2477 человек, из которых в шахтоуправ­лении «Сангары» работали 1043, «Дже­барики-Хая» — 565, «Чульманской» — 325, разрезе «Зырянский» — 224, «Кан­галасский» — 250 человек.

          Главным инженером новоиспечен­ного треста был назначен также специ­алист из Норильска Владимир Констан­тинович Куренчанин. Новое руководство сразу же начало с кадровой политики. Как писал в управ­ление кадров и учебных заведений Ми­нистерства угольной промышленности СССР Игорь Петрович Первенцев, «профессиональный уровень работни­ков угольной промышленности Якутии оставляет желать лучшего. Практически нет специалистов с высшим образова­нием по горному делу...». В управлении к словам директора треста прислуша­лись, и уже в 1967 и в 1968 году в Яку­тию направили работать своих выпуск­ников Свердловский горный институт имени Вахрушева, Иркутский политех­нический институт, Московский инсти­тут народного хозяйства, Алтайский по­литехнический институт, Сучанский горный техникум. Одними из первых специалистов треста были:  Валерий Цой, направленный на шахту «Сого» ин­женером-электриком; Зинаида Быкова, получившая распределение в шахто­управление «Сангарское» технологом; Владимир Щербань, отправившийся на «Джебарики-Хая» слесарем-наладчи­ком горной техники. На 15 декабря 1966 года в списках работников уголь­ной промышленности уже значилось 48 человек с высшим образованием, 40 из них — инженеры.

          4 августа 1966 года прошло первое рабочее совещание треста при замес­тителе министра угольной промышлен­ности СССР Никитине, в котором при­няли участие 12 членов Минуглепрома, директор треста «Якутуголь» Первенцев и начальник планового отдела треста Печетов. На совещании были подведе­ны итоги за первое полугодие, а также проанализирована целесообразность создания самостоятельного треста «Якутуголь». Оценив значимость подоб­ного треста для республики, Министер­ство угольной промышленности поста­вило пятилетний план добычи угля в пределах 1385 тысяч тонн в год.

          Первый самостоятельный год якут­ские угольщики закончили блестяще, сдав план по добыче угля на 108,1 %. Потребителям угля Иркутской области было поставлено 40 762 тонны, Мага­данской области — 173 660 т., Якутии — 1 257 479 тонн. В связи с этим Почетной грамотой министерства были награжде­ны работники треста: по ШУ «Сангарское» — подземный проходчик Леонтий Михайлович Горбунов (кстати, Герой Соцтруда с 1957 года), проходчик П.П.Кочнев,   бурильщик   П.Д.Дураев,горный мастер Г.Е.Максимов; по шахте «Чульманская» — горнорабочий А.А.Турченко; по разрезу «Зырян­ский» — электрослесарь И.Н.Болбонов, бурильщик Махмуд Закиров; по ШУ «Джебарики-Хая» — заслуженный гор­няк ЯАССР газомерщик Григорий Федо­рович Вяткин. И еще 12 человек были награждены путевками на ВДНХ.

          Трест «Якутуголь» под умелым руко­водством грамотных специалистов бы­стро становился на ноги. С декабря 1966 года он начал заниматься сбытом угля самостоятельно, так в аппарате управления появился производствен­ный отдел сбыта и реализации угля. Практически с первых же дней нача­лось активное строительство и рекон­струкции шахт и рудников. И не только объектов производства, но и соцкульт быта для работников угольной промы­шленности республики. В 1967 году совхоз «Хандыгский» был передан в ведение шахтоуправления «Джебарики-Хая», что позволило обеспечить шахтеров сельскохозяйственной про­дукцией. В 1967 году началось строи­тельство профилактория на разрезе «Кангаласский». В проекте 1968 года было запланировано строительство Сангарской ТЭС, угольного причала на р.Алдан в поселке Джебарики-Хая, на р. Колыма в поселке Зырянка, ре­конструкция Зырянского угольного разреза, энергопоезда на Сангарах. И конечно же особое внимание было на­правлено на строительство  Нерюнгринского угольного карьера.

          Руководство треста «пробивало» и вопрос обеспечения своих подразде­лений     надежным     оборудованием. В 1967 году главный инженер «Якутугля» Владимир Куренчанин в своем письме министру угольной промышленности Б.Ф.Братченко пишет: «Предприятия треста «Якутуголь» оснащены устарев­шей, малопроизводительной техникой, состояние и количество которой не обеспечивают выполнения плановых объемов переработки горной массы. Из-за отсутствия горного оборудова­ния Зырянский угольный разрез не вы­полнил план по добыче угля. Если не принять срочных мер по оснащению этого разреза экскаваторами, буровы­ми станками, электрооборудованием, то в последующие годы добыча угля бу­дет резко снижена. Подобная картина складывается и на других шахтах и раз­резах треста...».

           1968 год стал для «Якутугля» особым. Во-первых, удалось добиться некоторой стабильности производства, отладить объемы добычи в соответствии с плано­выми показателями. Во-вторых, Совет Министров СССР, наконец-то, обратил внимание на нужды угольщиков и принял постановление, в котором обязал Мини­стерство тяжелого энергетического и транспортного машиностроения сов­местно с другими министерствами обеспечивать, начиная с 1968 года, раз­работку нового оборудования для гор­нодобывающей промышленности. Ко­торое, как говорилось в постановлении, «по техническому уровню, долговечнос­ти и надежности превосходило бы пока­затели лучших мировых промышленных образцов». Это явилось стартом научно-технической революции в угледобываю­щей отрасли страны, в том числе и в «Якутугле».

           В самом же тресте в этом же году приказом Первенцева за номером 6 была создана техническая библиотека, целью которой стало обеспечение ра­ботников треста минимально необходи­мым фондом справочной литературы и других технических книг, требующихся для решения различных производст­венных вопросов. Такое новшество да­ло мощный толчок повышению уровня образования в среде якутских угольщи­ков, многие из них выразили желание учиться заочно в специализированных институтах и техникумах.

           В духе того времени трест подал заявку на участие во Всесоюзном об­щественном смотре выполнения пла­нов внедрения достижений науки и техники и мероприятий по повыше­нию технического уровня угледобычи, объявленного в стране с 1968 по 1970 год и приурочен к 100-летию со дня рождения В.И.Ленина. И, надо ска­зать, выступил неплохо.

           Вспоминая историю создания трес­та «Якутуголь», нельзя не вспомнить людей, отдавших угольной промыш­ленности Якутии свою молодость, зна­ния, авторитет, которые начинали с кирки и лопаты, а затем осваивали современную технику и в результате создали базу, на которой трудятся се­годняшние горняки.

           В самых первых списках передови­ков новоиспеченного треста значились люди, отработавшие в горной промыш­ленности не один год. Это: горнорабо­чий очистного забоя шахты «Чульманская» Илья Васильевич Долгополов, мастер-взрывник Николай Васильевич Ким, горнорабочий, ударник коммунис­тического труда Иван Тимофеевич Фи­лин, который работал в системе «Якут-золото» с 1947 года; проходчик рудника «Джебарики-Хая» Леонид Иванович Не­чаев; проходчик шахты «Сого» с 1958 года Шамиль Шарафутдинович Абульханов; горнорабочий Сангарского шах­тоуправления Алексей Степанович Ху-дяшов; начальник горного участка Зырянского угольного разреза Влади­мир Митрофанович Васильченко; Нина Федоровна Кузнецова, которая начина­ла работать в 1953 году маркшейдером на Кангаласском угольном разрезе, за­тем мастером, начальником ОТК, а по­том обучала молодежь, будучи инжене­ром по подготовке кадров.

          Эти вчерашние энтузиасты соверши­ли для нас, живущих сегодня, поистине трудовой подвиг. Ведь уголь дал возмож­ность строить электростанции, фабрики, заводы, большие города и благоустраи­вать села и поселки. Добыча этого полез­ного ископаемого позволила Якутии за­нять достойное место на внутреннем рынке и получить мировую известность. И это не случайно, ведь доля угля в топливных запасах республики составляет больше 70%, а в российском масштабе Якутия обладает самыми большими за­пасами — 46,8%.